История Аргентинского Танго

Старая гвардия

В конце 19 века аргентинский портовый город Буэнос-Айрес стал необычайно популярным среди эмигрантов. Буэнос-Айрес, южный плавильный котел Европы. 1865 год: сто тысяч жителей. 1928 год: за два миллиона. Из разных стран Европы приехали сюда люди в поисках лучшей жизни. Итальянцы, испанцы, немцы, англичане, евреи, поляки, русские, украинцы. Из них мужчин две трети, а в иные годы и вовсе двадцать пять на одну женщину. Эти люди привезли с собой различные музыкальные инструменты из своих родных стран: скрипки, гитары, флейты, и конечно они несли в себе музыкальные традиции своих стран.

Танго родилось от гибрида испанской хабанеры, негритянского кандомбе и милонги камперы – местного пастушеского трубадурства в стиле «что-вижу-то-пою». Сейчас в Байресе редко встретишь мулата: ассимилировались. А на рубеже XIX-XX веков чернокожие слуги жили свободными, хозяевами не притеснялись, и имели право собираться на гулянки за городом. Такое сборище на одном из африканских наречий уже называлось словом «танго», хотя ни танца танго, ни музыки такой еще не было.

После гражданской войны 1861 г. деревенские рекруты, осевшие на окраинах столицы, затусили с неграми (так как у соседей радости не вызвали), набрались от них кое-каких движений и добавили своих. Вторым излюбленным местом культурного досуга, если верить Борхесу, были бордели, где мужчины, коротающие очередь застольем и плясками, изобретали новые фривольные выкрутасы. В дальнейшем широко распространились танцзалы и кафе с профессиональными партнершами для танцев. Не обязательно легкого поведения, ибо одинокие иммигранты в большом городе жаждали хотя бы теплых объятий и безмолвного понимания. Ну а горячий криминальный элемент, чуть что, хватавшийся за нож, почитал за доблесть лихо танцевать.

Дамы тоже были с характером: могли и отпор дать, и уйти к другому, и между собой разобраться. Каждая танцовщица чувствовала себя королевой. А мужчина, которому дышал в затылок десяток конкурентов, старался показать себя королем.

В традиционное трио скрипки, гитары и флейты, вытесняя «бедных родственников», вторглись клавишные и бандонеон – гармоника немецкого изобретения с завораживающим голосом, изначально предназначенная заменять церковный орган. И вот в Буэнос-Айресе, как смешение различных культур и направлений в музыке формируется и развивается неизвестный ранее танец — танго. Сначала он был веселым, легким, временами даже вульгарным. Долгое время танго оставалось музыкой и танцем низших слоев общества. Средний и высший классы его не признавали. В те времена танго танцевали в тавернах, во дворах бараков, в публичных домах и просто на улицах в беднейших кварталах города.
Музыка танго стала популярной, ее наигрывали на фортепьянах приличные девушки, а приличные папаши, спровадив семью на отдых, привозили домой отборных ночных бабочек, музыкантов и танцоров. Бордели (дворцы, да и только!) уподобились театрам, покровительствующим искусству. Тангерос, получив в распоряжение шикарные полы, сделали свой танец более элегантным. Если поначалу в новой стилистике танцевали под разную музыку своего времени, то теперь на танцполе закрепились три жанра: собственно танго, танго-вальс и быстрый веселый танец милонга.

Загорелась звезда Карлоса Гарделя (Carlos Gardel), чьи песни придали разухабистому танго ту сладкую грусть, которая пьянит нас до сих пор. Его же перу принадлежит текст пронзительного танго (смотреть и слушать тут), которое ассоциируется с фильмом «Запах женщины», а повествует о страданиях заядлого игрока на скачках.

«Золотой век»

Приличные девушки захотели не только играть танго, но и танцевать. Отцы и братья, поворчав, согласились. («Первая феминистическая революция», – шутит профессор и свидетель истории танго Рубен Тербалька, чей двоюродный дед-одессит, едва освоившись на аргентинщине, издал танго собственного сочинения.) И высокое общество «легализовало» танец, убрав из него всякие крайности.

...cabeza!

История стилей социального танго – лекция Рубена

На районные танцульки победнее выбирались целыми семьями. Под бдительным взором мамаш парни перекидывались словечком с девушками в паузах между танцами. Традиции танго-вечеринок, именуемых «милонги», сохранились до сих пор: приглашение взглядом, галантное обхождение, четыре танца подряд в одни руки (меньше – неприлично, значит, очень не понравилось; больше – неприлично, значит, очень уж понравилось). Между сетами – вставки из нетанго-музыки, чтобы пары успели смениться.

Оркестры разрослись (десять скрипок! шесть бандонеонов! арфа, вибрафон, духовые по вкусу), а музыка обогатилась культурой и школой Старого Света. В сонме музыкантов, дирижеров, композиторов, импресарио преобладают итальянские фамилии. Не последнюю роль в популярности танго на родине сыграл ажиотаж, который вызвали в Европе гастроли Гарделя и оркестра Франсиско Канаро (Francisco Canaro). Ген танго, внедренный богатыми аргентинскими юношами в европейские салоны 1920-х, положил начало европейскому бальному танго и тому довоенному танго, каким его помнят наши бабушки и дедушки.

Следующим танго-революционером стал Хуан д’Арьенцо – Juan d’Arienzo, Король ритма, который начал взвинчивать темпы танго, вальсов и милонг в 1935 году. От его оркестра, как выразились бы сейчас, танцпол «колбасило», фанатам не в диковинку было лупить за него чужаков. Он и сам мог отхлестать по щекам недостаточно темпераментного музыканта. И тот терпел, при тысячном-то конкурсе на место бандонеониста.

С ним соперничал Карлос ди Сарли – Carlos di Sarli, «Сеньор» (а, может, «Бог») томного салонного танго. С его роскошных напевных аранжировок обычно начинаются первые уроки в сегодняшних школах танго.

Поныне ни одна милонга не обходится без этих двух великих оркестров. Любимы танцорами Aníbal Troilo, Osvaldo Pugliese, Miguel Calo, Angel d’Agostino, Francisco Canaro, Osvaldo Fresedo, Edgardo Donato, Pedro Laurenz, Ricardo Tanturi, Lucio Demare и многие другие гранды, чье фирменное звучание расцвело между 1935 и 1952 годами. Скачать самое популярное танго можно здесь.

Новое танго

Астор Пьяццолла – Astor Piazzolla, автор знаменитого «Libertango», скрещивает танго с классикой и джазом, получает стипендию на обучение в Париже, возвращается в Буэнос-Айрес, будоражит критиков, получает бойкот фирм звукозаписи, уезжает в Нью-Йорк и снова в Париж, прославляет танго в мире как серьезную концертную музыку, получает признание на родине, пишет сюиты, музыку к фильмам и спектаклям, вдохновляет танцоров на поиск новых форм движения и открывает дорогу электронному танго 2000-х.

Внимаем танго-романсу «Oblivion» (премия «Грэмми»-1992).

Oblivion

Но военная диктатура притесняет танго, ассоциирующееся с предыдущим строем, и внимание молодежи захватывает рок-н-ролл. Комендантский час не способствует ночной жизни, так что традиции социального танца почти что угасают. Танго выносится на сцену и в театрализованном виде заново покоряет Америку с Европой. Сложные комбинации продаются бойко, в том числе в видеозаписях, однако без основ ведения и следования не дают той чуткой связи, лаконичной красоты и свободы импровизации, что сохранились в традиционном танго.

Зато школы танго, а вслед за ними милонги ширятся по городам и весям всего мира. Танец головорезов делается формой досуга для интеллектуалов. Преподаватели, осознав, чего чуть было не утратили, перенимают секреты старых милонгерос, пока те еще живы, а исследования в области спортивной анатомии, классической и современной хореографии помогают систематизировать обучение танцу. Чтобы любые мужчина и женщина, умеющие танцевать танго, смогли вдвоем прожить какую-то историю, пока звучит музыка.

Опубликовано с сокращениями: «МК» в Украине, 26 сентября — 2 октября 2012 года

По материалам сайта: Aliento del Tango